tsarapadus (tsarapadus) wrote,
tsarapadus
tsarapadus

Categories:

О "человеческом факторе"

Читала тут сборничек интервью издательства "Никея" "Хранители веры: о жизни церкви в советское время". Среди свидетельств о жизни и быте верующих зацепили воспоминание протоиерея Валериана Кречетова о том, как он поступил и учился в институте, не будучи комсомольцем, а комсорг курса, не зная того, оплачивал за него комсомольские взносы, считая, что тем помогает бедному; протоиерея Сергия Правдлолюбова, как его "гоняли и толкали по коридору и били с одной стороны ученики класса "А", а с другой - класса "Б", а спасла классная руководительница: собрала оба класса и заявила, что они нарушают Конституцию, которая провозглашает всеобщее право на образование; его тетушки Веры Сергеевны о том, как военный комиссар города Касимова спас ее отца от лагеря, отправив на трудовой фронт: "Срочно вручите ему повестку военкомата, чтобы НКВД не успело". И особенно - протоиерея Владимира Тимакова о семье его тестя, сельского священника: в 1930-е несколько раз приезжали из райцентра, чтобы его арестовать, и всякий раз спасал председатель колхоза (при аресте обязательно должен был присутствовать представитель местной власти, а тот наотрез отказывался, "восемь человек детей, один другого меньше, я не пойду"). Вот тот председатель - ведь действительно был исповедником.
В юности, помнится, на волне увлечения кубанским хором, читала книгу кубанского краеведа Петра Ткаченко (названия, к сожалению, не вспомню). Там, в частности, рассказывалось в одной из глав о судьбе кубанского заслуженного учителя-полиглота, в 1937-м безвинно осужденного "тройкой" по статье за шпионаж (выучил самостоятельно в станице эсперанто, немецкий и итальянский, зачем, понятно ж, шпион), но всего на три года, а не на десять без права переписки, потому что в деле отсутствовала санкция районного прокурора, отказавшегося санкционировать арест, и в лагере тот учитель встречал таких же счастливцев-земляков, которые получили минимальные сроки по своим статьям из-за отсутствия прокурорской санкции; герой рассказа выжил, вернулся домой и много хорошего в своей жизни сделал, но благодетеля найти не смог, сгинул тот. Прокурор в 1937-м. Тоже ведь - исповедничество.
И вот думаю себе: о "человеческом факторе" обычно пишут негативно, а о минимизации его - положительно; лучше, дескать, свести его к нулю, чтобы все решала объективная автоматика, которая будет действовать всегда беспристрастно и исключительно законно. А не соглашусь - законы могут быть и людоедские. И вот в современном мире найдутся ли такие прокуроры, военные комиссары, председатели колхозов, действующие по совести, а не по закону, и, главное, смогут ли что-то сделать?
Tags: законы, исповедники, книги, мысли о прочитанном
Subscribe

  • Как правильно сформулировать вопрос

    - Дитя мое, ты умывалось? - Да, конечно. - Сегодня? - Не-ет. Включила тут телевизор и удивилась: на экране ТВЦ в передаче "Помогите, не умею…

  • В застольном разговоре

    свекровь выразила возмущение тем фактом, что мой сын не видел ни "Брата-2", ни "Жмурок". Я удивилась, не те это фильмы, что обязательны к просмотру…

  • Мосва становится все менее Москвой

    Исчезают любимые скверики, аллеи, отдельные деревья. Вот были - и нет. Исчезают неторопливые, самодостаточные москвичи. Тут встретила афромосквича,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments